Блины для мишутки. Ирина Павловна Шамина

В одном большом лесу, в одной маленькой берлоге жили мама-медведица и её сынок медвежонок. Жили они очень дружно и по вечерам, когда приходило время укладываться спать, они любили лежать рядышком и смотреть на небо.
Однажды, укладывая медвежонка спать, медведица посмотрела на небо и сказала: «Посмотри, сынок, какая луна, как блинчик – круглая, желтая, с дырочками!»
– А что такое блинчик? – спросил медвежонок
– Это такое кушанье, которое люди готовят своим детишкам и те с медком их едят! – ответила медведица.
– У-у, и я так хочу! – сонно сказал медвежонок и заснул.
А вот медведица не сразу смогла заснуть и долго думала, как порадовать своего мишутку блинчиками. Думала-думала и придумала.
Утром пораньше пришла медведица к женщине, что одиноко жила в хате на окраине села, и спрашивает её:
– Не могла бы ты, хозяйка, испечь блинчиков для моего сыночка? А уж я помогу тебе, если есть нужда в моей силе.
– Хорошо, – говорит женщина, – я испеку тебе блинчиков. Только для этого мне надо муки от мельника, молоко от коровы, яйца от курочки и медок от пчелок! Принесешь все это, и я напеку тебе и твоему сыночку блинов. А за работу попрошу немного – поправить мой забор, а то он совсем покосился, а у меня самой сил таких нет.
Поблагодарила медведица женщину и пошла к мельнику.
– Мельник, не дашь ли ты мне немного муки, чтоб хозяйка испекла мне блинчиков для моего мишутки? А я чем могу – тебе помогу.
– Отчего ж не дать мучицы? Дам, – ответил мельник. – А ты мне за это помоги выкорчевать пни на лесном участке, который я хочу засеять пшеницей.
И пошли мельник и медведица в лес. Он деревья рубит, а она пни из земли выкорчевывает! Быстро у них работа пошла! Вечером весь участок был очищен от деревьев, и домой медведица пришла с мешочком муки!
На следующее утро пошла медведица к корове и попросила у неё молока.
– Хорошо, – говорит корова. – Дам я тебе молока, а ты за это перенеси для меня стог сена с дальнего луга. А то накосил хозяин для меня сена, а перевести его не на чем!
Впряглась медведица в телегу вместо лошади и привезла с дальнего луга целый воз сена, и дали ей за это целую крынку молока! Взяла она молоко и сразу направилась в курятник к курочкам, чтоб попросить у них яиц для теста, из которого хозяйка испечет блинчики.
Курочки внимательно выслушали медведицу и сказали:
– Конечно, мы с радостью дадим тебе яйца. Только вот беда у нас случилась, стали мы плохо нестись! Каждую ночь к нам лисица повадилась лазить, яйца воровать и нас, бедных, пугать! Разберись, ты, с лисицей, она тебя испугается и оставит нас в покое! А уж мы тебя яйцами отблагодарим.
Вернулась медведица в лес и сразу же пошла разбираться с лисицей. Вытащила ее из норы и пригрозила, что всю нору ее разворочает и землёй засыплет, если она кур в покое не оставит. Испугалась лиса и дала слово больше к курам не лазить и яиц у них не воровать. На том и порешили.
И вот пошла медведица к пчелам за медом.
– Пчёлы, дайте мне медку, чтоб хозяйка смогла испечь блинчиков для моего мишутки! А уж я вам помогу, чем смогу!
– Согласны! – ответили пчёлы. – Мы дадим тебе меда, а ты за это перенеси наш улей на тот луг, где сейчас зацвел клевер, а то уж больно этот луг далеко, устаем мы сильно туда-сюда летать!
Обхватила медведица своими лапами улей и отнесла на самый цветущий луг. Пчелы были очень довольны и дали ей за это целый горшочек меда!
И вот пришла медведица к хозяйке вновь, принесла ей все, что та велела – и муку, и яйца, и молоко, и медок! Пошла женщина блины печь, а медведица – забор поправлять. Когда все блины испеклись и ароматной горкой дымились на блюде, забор уже стоял прямехонько!
Вернулась в берлогу медведица с блинами и наконец-то ее медвежонок узнал, что такое – блины и, от души, смог полакомиться ими.
И с тех пор, когда по вечерам медведица говорила мишутке:
– Посмотри, сынок, какая луна!
– Как блинчик! – отвечал мишутка. И облизывался!

Тишка-врунишка. Людмила Александровна Громова

У бабушки в домишке за печкой жили мышки. Все жили-не тужили, и с бабушкой дружили. Мышонок младший Тишка избаловался слишком, ужасным был врунишкой, плутом и шалунишкой.
Но это только присказка, а сказка дальше будет.

***
За печкой у бабушки Ульяны и в самом деле жила целая мышиная семья. У них была большая уютная нора, где всегда поддерживались чистота и порядок. Старушка была очень добрая и подкармливала мышек то хлебушком и зёрнышками, а то и сыром с колбаской. Мышки за это бабушку очень любили, даже ей помогали часто. То разбежавшиеся пуговки обратно в коробочку соберут, то позабытые старушкой очки найдут. Могли даже огород прополоть или книжку на ночь ей почитать. Мышки-то были не простые, а очень умные, даже читать умели. В общем, жили все дружно.

Но только очень расстраивались родители-мыши из-за того, что их сынок Тишка озорничает много, и даже врать научился. Хулиганили, конечно, и остальные мышата, дети есть дети. А вот врунишкой был только Тишка. И никак не хотел понять, что это очень и очень плохо.
Спросит, например, мама Мышка:
– Кто сегодня всю ночь хулиганил, шуршал и возился? Я из-за него уснуть не могла, а теперь голова болит.
Тишка ни за что не признается, что это был он. Наоборот, ещё и на братишку покажет:
– Это Пиксик за тараканом гонялся. Я тоже из-за него не спал.
Мама бедного Пиксика накажет, в угол поставит. А Тишка, как ни в чем не бывало, спокойно уйдет гулять с остальными мышатами.

***
Опять весь огород у Ульяны сорняками зарос. Вот незадача! Попросила бабка мышей, чтоб подсобили ей с сорняками справиться. А сама пошла пироги печь. Потому что сегодня из города приезжала к ней внучка Катенька.
Мышата в огород побежали, только Тишка дома остался. Сказал, что у него ножки болят. Даже захныкал для убедительности. А на самом деле ему просто лень было с сорняками возиться. Добрая мама Мышка разрешила мышонку полежать ещё в постели, пока другие будут на огороде трудиться.
Быстро-быстро мышки работали, острыми зубками стебельки сорняков перегрызали. И никогда не путали, где морковка с петрушкой, а где лебеда с крапивой. Такая работа им нравилась, и всем было весело. Только солнышко уже припекать стало. А головки у мышат нежные, как бы не перегрелись.
Побежала Мышка в дом за панамками. И видит такую картину: Тишка-проказник не в постели лежит, а на кровати прыгает, как на батуте, чуть ли не до потолка.
– Это у кого тут больные ножки? – рассердилась мама Мышка. – Все трудятся, а он развлекается! Иди в угол, бездельник! На горох. Нет, на чечевицу!
На чечевице стоять голыми коленками еще больнее, чем на горохе. И очень скучно. Тогда мышонок от скуки стал понемногу грызть эту чечевицу. И не заметил, как всю съел. Объелся Тишка этой чечевицей, и у него разболелся живот. Да так сильно, что и терпеть нельзя. Заплакал мышонок, теперь уже по-настоящему.

***
А к бабушке внучка Катенька приехала. Сели они за стол чай пить с пирогами, с ватрушками. Да разные разговоры интересные разговаривать. И мышиную семейку пригласили. Для мышек у бабушки был свой маленький столик и чайный сервиз с крохотными голубыми чашечками. Раньше Катя в него играла, когда совсем маленькая была. А как подросла – мышкам подарила.
Такой сладкий дух от пирогов шёл – словами не передать! У мышей был настоящий пир. Пироги были и с мясом, и с капустой, и даже самые любимые – с курагой. А какие пышные и сладкие ватрушки получались у бабушки Ульяны! Пальчики оближешь!
И только Тишка не пошёл к столу. Ему очень хотелось съесть хоть маленький кусочек! Но внутри у мышонка что-то громко бурчало, ворчало и крутило так, что он не мог даже с кровати встать. Мама дала ему лекарство, оно было горькое и противное. Бедный, бедный Тишка! Эх, пошёл бы со всеми сорняки полоть, всё было бы хорошо. И зачем он только насочинял про больные ножки. Раньше мышонку казалось, что враньё ему всегда помогает в его беззаботной жизни. Но, как оказалось, не всегда…

***
На следующий день бабушка ушла куда-то, а мышата во дворе резвились, в прятки играли. Тишка решил за амбаром спрятаться. В этом амбаре обычно кот Васька ночевал. Днём он уходил куда-то далеко по своим делам, а ночью сторожил мешки с мукой от чужих мышей. Свои-то мышки в амбар за мукой не лазали, потому что всегда и так сытые были. И обижать своих Ульяна Ваське строго-настрого запретила. До поры до времени кот её слушался. Мышки могли свободно играть во дворе и не бояться Васьки, хоть он и был грозой всех местных мышей.
Спрятался Тишка за амбаром, но вдруг чья-то когтистая лапа прижала его к самой земле. Это был Васька.
– Тихо, ушастый, – прошептал котище. – Слопал бы тебя, но ты ещё мне пригодишься. Уж больно ты врать мастак. Мне как раз такой помощник нужен.
– Отпусти, пожалуйста, – взмолился Тишка.
– Ладно, пока топай. Не вздумай кому сказать, что видел меня.

Со всех ног бросился мышонок к дому. А остальные мышата продолжали играть как ни в чем не бывало. Они даже не догадывались, что им грозила опасность. Первый раз в жизни Тишке захотелось сказать правду. Но он боялся Васьки и промолчал.
Вскоре пропали братишки – Миксик и Пиксик. Все думали, что мышата просто где-то прячутся. И только Тишка догадывался, где они могут быть на самом деле. Он осторожно пробрался к амбару и заглянул в приоткрытую дверь. Когда глаза привыкли к темноте, мышонок увидел, что Миксик и Пиксик сидят в клетке. На их серых шкурках были ужасные раны – следы кошачьих когтей.
– Молодец, ушастый! Не выдал! – неожиданно услышал он прямо над головой противный кошачий голос. Это был, конечно, Васька. Кот опять легонько прижал Мышонка, чтоб тот не удрал, и кивнул в сторону пленников. – Если спросят про этих, говори, что не видел. Понял?
– П-п-понял.
Васька отпустил мышонка, и Тишка что есть мочи побежал к своим.

***
«Ни за что, ни за что на свете не буду я помощником противному коту! – думал Тишка. – Сейчас же всем всё расскажу. А врать так же отвратительно, как и помогать этому разбойнику. Только бы успеть спасти братишек!»
Раньше часто случалось так, что мышонок боялся сказать правду. Но теперь получилось наоборот: ему обязательно нужно было рассказать всю правду. Потому что, если он соврёт или даже просто промолчит, то бедные мышата погибнут. Никогда, никогда больше Тишка не станет обманывать!
Тишка прибежал к дому, увидел Катю и всё ей рассказал. Девочка на всякий случай мышек спрятала за печкой, а сама побежала выручать пленников.
Кот в это время как раз собирался слопать мышат. Катенька забрала у него дрожащих от страха Миксика с Фиксиком и строго отругала Ваську. Потом ему и от бабы Ульяны досталось. Хлестала она его веником как следует да приговаривала:
– Только попробуй ещё тронуть их! Просила же его не обижать своих. И как тебе только не стыдно! Чужих мышей, что ли, мало? Вот их и лови, а своих не трогай!

Васька сначала обиделся на хозяйку, убежал и несколько дней не показывался никому на глаза. Но потом всё-таки вернулся и больше не обижал бабушкиных мышей. Иногда даже играл с ними в «кошки-мышки», по-доброму.

***
Вот так мышонок Тишка и разучился врать, теперь он любит сказки читать и сочинять. Довольна сыном мама, гордится им отец, и нашей доброй сказке уже пришёл конец.

Диванчик Софьюшка, или место, где живут улыбки. Светлана Юрьевна Митина

Софьюшка стояла на тротуаре и любовалась танцующими вокруг листьями, которые, кружась на ветру, медленно падали на землю. Осень. Несколько листьев упали прямо на неё. Они были разноцветными, разными: зелеными, оранжевыми, местами коричневыми и бордовыми. Софья не могла оторвать от них своего взгляда, хотя на улице происходило очень много других занимательных событий.
Софьюшка была диванчиком бесподобно красивого шоколадного цвета. Вернее, так она выглядела по молодости, новенькой, когда ее только забрали из магазина. Сегодня цвет немного потускнел, а в некоторых местах обивка совсем протерлась. Софьюшка как раз особенно гордилась этими протертыми местами. Она считала, что именно они являлись ее отличительной чертой. Именно они делали ее неповторимой.
Просто эти места были самыми любимыми, — где члены её семьи и гости с удовольствием устраивались поудобнее, наслаждаясь разговорами или смотря телевизор.
Еще Софьюшка очень любила улыбаться. Каждый раз, когда вся семья собиралась и дружно сидела в её объятиях, Софьюшка расплывалась в самой широкой и лучезарной улыбке. Она улыбалась каждый раз, когда на неё садился просто хороший человек. Софьюшка это всегда чувствовала. В такие моменты она не могла не улыбнуться, чудесно сияя. Если приглядеться, это мог увидеть каждый.
Она считала, что улыбки — волшебная штука, так как они всегда появляются ниоткуда. И туда же уходят. И любила размышлять о том, как прекрасен был бы мир, если бы найти это место, где живут улыбки. Тогда можно было бы время от времени убежать туда на пару минут и тихонько себе поулыбаться, просто так.
Вот так её размеренная жизнь протекала в течение семи лет. Но внезапно, когда ничего не предвещало перемен, казавшееся непоколебимым счастье Софьи вдруг разбилось вдребезги, в один миг. Несколько дней назад в дом принесли новый диван, светло-бежевого почти белоснежного цвета. Он прямо-таки светился и был необъятных размеров. Красавец, да и только. Все бегали по дому в радостном возбуждении, и каждый хотел присесть, прилечь и испробовать, каков он. Со всех сторон раздавались ахи и охи. Новенького осыпали комплиментами. Пришли соседи и тоже долго им восхищались. Софьюшка стояла все это время в сторонке. На её месте теперь красовался Новенький, а её отодвинули в угол. Софьюшка была рада своему коллеге и добродушно поприветствовала его:
— Привет, белоснежный, выглядишь шикарно! А как тебя зовут?
— Привет, шоколадка. Чего о тебе как раз и не скажешь, — ехидно ответил новый диван.
Имя Софьюшки было написано на самом видном месте, у неё на спинке. “Софа” с насмешкой произнёс новенький, увидев его. Ну и имечко же у тебя!
Софья даже не успела ни с кем попрощаться, как её вынесли на улицу. Скоро должна была приехать мусорная машина и забрать её, увезти на свалку. Но работники, убирающие мусор, бастовали, и Софьюшка стояла на улице вот уже который день. Она собрала за это время целую коллекцию осенних листьев, которые декоративно лежали на ней, служа великолепным украшением. Она размышляла о том, что они тоже потеряли свой дом. Мимо нее сновали прохожие, они не обращали на Софью никакого внимания. Все куда-то спешили.
Неподалёку была автобусная остановка, и там всегда толпилось много народу. Многие стояли и держались за бумажные стаканчики с кофе, над которыми струился пар или курили впопыхах. У всех были свои важные неотложные дела. Автобусы прибывали и убывали. Софьюшка потеряла им счёт. Она познакомилась только с одним автобусом, который, проезжая мимо, дружелюбно ей подмигнул. Позднее она узнала, что его зовут Тоби, и что у него тоже своя история, которую он пообещал ей рассказать. Он посоветовал ей не отчаиваться, так как в жизни всегда можно найти выход даже из самой безнадежной ситуации. А уж он-то знал, о чём говорил.
Сегодняшнее утро было особенно холодным. Софьюшка привычно наблюдала за голубями, которые, сбившись в кучу, доедали остатки накрошенного на тротуаре хлеба. В одно мгновение они все вдруг испуганно поднялись в воздух и стаей расстаяли высоко в небесах.
К Софьюшке приближалась одна пожилая дама. В руках у неё была палочка, на которую она опиралась, и хозяйственная сумка. Видимо, она была на пути в магазин за продуктами. Подойдя поближе к Софьюшке, она осмотрела её и промолвила:
— Ведь ещё совсем хороший диванчик! В наши времена никто бы не выставил такое добро на мусорку. Да, в наши времена у нас не было такого избытка во всем, как сейчас. К чему все это приведёт? — покачала она головой. Она бросила взгляд на часы, а потом в сторону остановки. Видимо, ближайший автобус должен был прибыть ещё нескоро. Она решила присесть на Софьюшку и отдохнуть пару минут. Но стоило ей опуститься на диван, как произошло что-то чудесное. Пожилая дама сразу подумала о своём детстве. Один из самых счастливых моментов всплыл в ее памяти, как по волшебству. Она вспомнила себя шестилетней девочкой, гулявшей вдоль кукурузного поля. Это был солнечный день, залитый светом со всех сторон, казалось, он проникал сквозь все окружающее. На голове у нее красовался венок, который она сплела себе из полевых цветов, которые торчали в разные стороны, как антенны, настроенные на привлечение в ее жизнь всего самого лучшего. В руках она держала два кукурузных початка, на каждом она нарисовала глаза, нос и рот. Коричневые рыльца, торчавшие из-под тугой лиственной оболочки, служили волосами. Головки-початки разговаривали между собой измененными голосами девочки. Они обсуждали своё будущее, и что лето скоро закончится. Они пойдут в первый класс и были очень взволнованы этим событием. Приближаясь к дому, девочка услышала голос мамы:
— Анюуууууууута! Айда на вареники! А то остынут!
Девочка ускорила шаг, почти переходя на бег, подпрыгивая от радости. Забежав во двор, она на ходу сняла футболку, так как варениками с вишнями лучше наслаждаться, когда знаешь, что ничего не забрызгаешь. Заглянув в кухню, она увидела маму у плиты, подбежала и обняла ее. Получилось только за ноги, так как её голова едва доставала до маминой талии. Мама была теплой и пахла вишнями. Анюта хотела вдохнуть как можно больше этого сказочного запаха.
«Вот было бы здорово наполнить этим запахом флакончик и душиться им, как взрослые, и пахнуть этим летним днем и мамой, и вишневыми варениками с сахаром!..»
Пожилая дама очнулась, как от глубоко сна, и осмотрелась вокруг. Она все ещё сидела на улице, на диванчике шоколадного цвета. Она улыбалась, и улыбка не сходила с ее лица. Она посидела так еще пару минут, а потом, медленно поднявшись, пошла к остановке.
Улыбка все еще светилась на её лице. Это Софьюшка поняла, потому как встречные прохожие тоже улыбались, глядя на старушку.
— Неужели я нашла место, где живут улыбки? — подумала Софьюшка.
Это очень взволновало её, и пока она была погружена в глубокие размышления по этому поводу, не успела заметить двоих пожилых джентельменов, стоявших в сторонке и с любопытством разглядывавших ее.
«Как они элегантно одеты», — подумала она, наконец-то обратив на них внимание.
Они ей сразу приглянулись.
— Виктор, давай присядем отдохнем, — предложил один из них.
— Николай, а как будто бы она именно нас здесь стоит ждёт, чудеса! — ответил Виктор своему собеседнику.
— А может быть, так оно и есть. Удобная какая, — уже устроившись, произнес Николай.
— Одно удовольствие! И это посреди городской суеты! Жизнь готовит нам подарки на каждом шагу! Нужно только уметь их видеть!
Вот так они, развалившись на Софьюшке поудобнее, сидели на солнышке еще какое-то время, которое опять вдруг не имело большого значения. Они вспоминали разные истории из своего детства, вместе хохотали над своими проделками, болтали о том и о сем.
Пожилые джентельмены были знакомы друг с другом уже больше шестьдесяти лет, они подружились еще в песочнице. С тех пор многое изменилось, но их дружба осталась крепкой и надежной. Она светила им маяком и спасала их обоих не раз. После того, как они вышли на пенсию, они оба устроились работать в музей искусств смотрителями. Это наполняло их жизнь разнообразием и позволяло им прикоснуться к прекрасному, что они очень ценили.
— Как хорошо вот так передохнуть на диванчике, — заметил Виктор.
— Да и экземпляр, мне кажется, совершенно особенный! А давай заберём ее к нам в музей! — предложил Николай. — Будет стоять в раздевалке, народ радовать, как раз людям будет где присесть, обсудить увиденное.
— И правда, чего ей здесь под дождями мокнуть. А у нас ей будет хорошо! Мы о ней заботиться будем! Ведь как можно такую красавицу на свалку?!
— Конечно, а у нас в музее ей понравится.
— Будешь музейным экспонатом?! — обратился к Софье Николай. Софья была согласна и улыбнулась ему своей очаровательной улыбкой в ответ.
Николай сразу же позвонил своему сыну, у которого был маленький грузовичок, чтобы ее забрать. И на следующий день Софья во всей своей красе украшала вестибюль музея. На неё с удовольствием садились гости музея, радуясь возможности отдохнуть, сделать паузу, просто отвлечься. Софья была очень счастлива, что всё обернулось именно так, и улыбалась в эти дни совсем по-особенному, с большой благодарностью ко всему окружающему. И еще она сделала для себя большое открытие!
«А ведь место, где живут улыбки, существует! — поняла Софья. — Оно таится в каждом из нас! Своё, неповторимое! И каждый может его найти для себя, если он погрузится в светлое ощущение бесконечной любви к себе и жизни, вспомнив о чём-то хорошем! И если вы это место ещё не нашли, приходите к нам в музей, я к вашим услугам!»